Приветствую Вас Гость | RSS
Главная страница » Каталог статей » Регистрация » ВходВоскресенье
2017-08-20
3:20 AM
Начало » Статьи » Мои статьи

ЛЕГЕНДЫ О РЕКАХ И ОЗЕРАХ БАШКОРТОСТАНА
ЛЕГЕНДЫ О РЕКАХ И ОЗЕРАХ БАШКОРТОСТАНА

Разговор рек
Яик, Сакмара, Агидель, Караидель, Нугуш, Большой и Малый Ик - все они родились поблизости друг от друга. Говорят, в древности они умели разговаривать. вот и договорились между собой: «Будем течь в одном направлении. Если потечём в южную сторону, где-нибудь встретимся».
Яик двинулся медленно и, не встречая на пути препятствий, легко проложил себе русло.
На пути Ика и Сакмары то и дело встречались крутые горные кряжи и скалы. Они огибали их и текли дальше, пока не вышли на степной простор. Там встретились друг с другом.
Ещё больше горных преград оказалось на пути Агидели и Караидели, и им приш¬лось петлять, удлиняя себе дорогу. Поэтому они отстали от своих братьев. И тогда крикнула Агидель:
- Эй, куда вы убежали? Сакмара и Ик хотели ей ответить, но Яик запретил им откликаться.
- Молчите, молчите. Не нужно, чтобы она с нами сливалась. Пусть идёт своей доро¬гой.
Среди гор и лесов с Агиделью слилось множество других рек и ручьёв. Поэтому она становилась всё полноводней и мощней в течении. Этого-то и испугался Яик:станет зазнаваться, навяжет своё имя, лучше от неё подальше.
А Агидель шла и шла вперёд. Так как другие реки не подавали своих голосов, она резко повернула возле Курганака в сторону. По пути вобрала в себя новые речки и родники. Бег её становился всё величественнее и плавнее, а когда в неё влилась Караидель, стала восхищать всех, кто её видел. В конце концов, она влилась в Каму, а та - в ещё более величавую реку - Идель-Волгу. Идель, ставшая более широкой, полноводной, чем её брат Яик, сама не заметила, как впала в седой Каспий.
Завистливый Яик остался мелководной рекой.

Легенда Агидель и Караидель.
Однажды встретились Агидель и Караидель, и решили утром отправиться вместе в путь. Проснулась по утру Агидель, а той и след простыл. Желая догнать Караидель, поскакала Агидель от скалы на скалу, от одного горного кряжа на другой, но догнать так и не смогла. Повернула она обратно и пошла другим путем. Поэтому, если один берег Агидели вздыбился крутыми скалами и высокими холмами, то другой - сплошная равнина. А если одна ее сторона-низина, то другая - на всем своем протяжении- горный хребет.

В королевских чертогах
Белой - Агидель.

В башкирской мифологии самый могучий богатырь - Урал-батыр. Однажды в жестокой схватке с драконом-аждахой он добыл живую воду из родника бессмертия. Он мог бы выпить её сам, но вместо этого разбрызгал воду вокруг себя, даровав бессмертие природе. Когда Урул-батыр умер, люди насыпали над его могилой большой, высокий курган, от которого и образовались Уральские горы.
У батыра остались дети. Старшая дочь уродилась в отца - мужественная, сильная, волевая. Урал-батыр назвал её Иделью и, когда пришла пора, выдал её за чужеземного батыра Валдая.
Иделью в давние времена тюрко-язычные народы называли Волгу. Дело в том, что когда-то исток Волги находился на склонах Урала. Лишь в Жигулёвских воротах древнее русло великой реки совпадало с нынешним. Эта версия совпадает с версией современных геологов.
Младшую, самую любимую дочь Агидель Урал-батыр оставил при себе. Доверчивая и простая, баловница и шалунья - светлоглазая Агидель. Она была его радостью и утешением. Живая вода из родника бессмертия перемешалась с её водой, и река бежит, струится, плещется, оставаясь такой же светлой и юной, как тысячелетия назад.

Караидель
Давным-давно, жили на берегу реки старик со старухой, и был у них маленький сын Алтын-сака, у которого была любимая игрушка - золотая монета. Однажды старик заметил, что в их доме творится что-то неладное. У них завелся злой дух. Тогда решили он покинуть старое стойбище. И перекочевали. Алтын-сака обнаружил, что он оставил свою золотую монету в старом доме. Решил он вернуться за ней. Долго отговаривал его старик, но не смог. Сел Алтын-сака на конька и поскакал. Приехав на старое стойбище, увидел он старую женщину. Это была ведьма.
- Спустись, Алтын-сака, забери свою монету, - сказала бабушка. И только спешился Алтын-сака, схватила его старуха. Вырвался Алтын-сака и взобрался на дерево, а старуха схватила топор и стала рубить его. Распрощался Алтын-сака с жизнью, но вдруг увидел он маленького воробья.
- Воробушек, лети к моим родителям, скажи, чтобы Черное Ухо и Белое Ухо, собак моих выпустили, - взмолился Алтын-сака.
Улетел воробей. А старуха все рубит и рубит, совсем срубила дерево. Видит Алтын-сака -плохо дело, но тут он увидел, что пыль на дороге столбом поднялась- то были его собаки. Подбежали они к дереву. Увидела их старуха и прыгнула в реку. Белое Ухо прыгнул за ней, а Черное Ухо обернулся к Алтын-саке и сказал человеческим голосом:
- Если вода в реке покраснеет - твоя беда, мы погибли. Если же почернеет - старуха. И тоже прыгнул в реку. Смотрит Алтын-сака на воду и видит - покраснела она. Похолодело у него на сердце, но вдруг вода почернела. Удивился Алтын-сака. Тут собаки из воды вышли. Отдышались, и говорит Белое Ухо:
- Тяжело далась нам победа. Отрезала ведьма мне ухо. Оттого вода и покраснела. Но мы одолели ее. Потому-то вода и почернела.
Обрадовался Алтын-сака и поехал домой.
А вода в той реке с тех пор черной кажется. Но на самом деле прозрачная она, так как не только кровь ведьмы, но и собаки в ней.

Караидель (Уфа)
Когда-то давно жил богатырь, у которого был прекрасный конь. Все люди восхищались этим конём, приходили посмотреть, некоторые хотели купить его у богатыря. Батыру всё это надоело, и он замуровал коня в пещере. Но тот, не выдержав одиночества, заржал. Люди услышали его и распечатали вход. Конь выбежал наружу, встал на дыбы и ударил копытами о землю. От такого удара пещера обвалилась и освободила подземный ручей. Конь ускакал далеко-далеко, но оставил за собой след. По этому следу и потёк ручей, постепенно превращаясь в речку. Так и появилась река Уфа.

Река-Ток
Башкиры, прожившие на берегу озера Асылыкулъ, далеко уходили в поисках кочевки и выпасов для скота. Однажды оказались они в этих местах. Поднялись на гору, оглянулись вокруг, и видят: по зелёным лугам протекает река. И берега той реки, её спокойной долина показалась им очень удобным местом для становья. Спустились они к реке, чтобы напоить лошадей, а в воде кишмя кишит рыба. В сем своим видом понравилась та река. Полноводная река, полная рыбы, широкая долина, поросшая высокой травой, есть и леса.
«Всем богата река, - сказали они, -ток-река-идали ей название Ток. Когда они вернулись на берега Асылыкуля и рассказали сородичам о своем открытие, собравшись вместе, ушли в сторону реки Тока, вместе с собой угнали свою скотину и переселились туда.

Река Иргиз
У человека по имени Якуп, что жил в ауле Хасаново, была единственная дочь. Отец нежно ее любил, желал, чтобы она росла мужественной, отважной и неустрашимой. Сам Якуп был хорошим охотником, отменным стрелком. Он брал ее на охоту. Дарил ей оружие. Поощрял ее участие в скачках.
В те времена между соседними племенами происходили стычки и даже кровопролитные сражения: воевали чаще всего из-за выгонов и пастбищ для скота. В одном из таких сражений вместе с аулчанами участвовали Якуп и его дочь. И она удивила всех своим мужеством. Когда сражалась она в самозабвении, в спину ей угодила вражеская стрела. Она будто и не заметила этого - продолжала вести бой, забыв обо всем. Но силы ее стали иссякать, и мир померк перед глазами. Оглянулась она - а вокруг ни единой души. Отважная девушка упала ничком на седло, и верный конь помчал ее в аул. Так в седле и умерла.
До предела уставший конь едва держался на ногах, когда привез ее домой и остановился. Девушка упала на землю. Но верный конь ее не покинул. Он выщипал вокруг болотную траву, а затем стал фыркать и рыть землю копытом, как бы призывая свою хозяйку подняться с земли. И вдруг в том месте, где он вырыл большую яму, ударил из-под земли прозрачный поток воды и устремился по низине, прорывая себе русло. Девушку с большими почестями похоронили на том месте. "Это была девушка с львиным сердцем!" - говорили про нее. "Она была девушкой-мужчиной - ир-кыз".
Прошли столетия. Память об "Ир-кыз" сохранилась. Только слова те несколько изменились и реку стали называть "Иргиз", в которую постепенно превраьтился тот ручей.
Народ хранит в своем сердце и отважную "Ир-кыз", и полноводную реку Иргиз.

Эялекуль – озеро водяного
В давние времена, примерно в З км западнее аула Максютово было, говорят, озеро. Хо¬зяин этого озера водяной в облике девушки-красавицы каждое утро купался там. Напрасно пытались егеты подкрасться к ней красав оказывалась неуловимой. И вот один из егетов предложил товарищам: Подбросим водяному сапог и поглядим что он будет с ним делать. Сказано - сделано. Вышел водяной из озера рано утром увидел сапог. Схватил его и, не долго думая, натянул его на ногу. Так старался, так пыхтел, да вот беда: сунет одну ногу - другая босой остаётся, сунет другую – первая опять босая. Долго так мучался пока не додумался обе ноги в сапог обе ноги сунуть. Хотел встать -не тут то было: не может шагу ступить - всё падает. Тогда аулчане накинулись на водяного - поймали его. А он так взвизгнул, что люди все разбежались.
Говорят, с тех пор сбежал водяной с озера, и вода в нём вскоре высохла.

Елкысынхан-куль - озеро, из которого вышли кони
В старину у одного охотника была очень хорошая собака по кличке Куктуш (Серогрудка). Любого зверя настигнуть могла, любую птицу на взлете поймать могла.
Встретился однажды охотнику в лесу какой-то егет. Тому так приглянулся Куктуш, что стал он уговаривать хозяина отдать ему собаку. Долго просил и добился-таки своего - уговорил. Егет взял собаку и вместе с нею нырнул в озеро. Вскоре вывел оттуда кобылицу. Севшему верхом охотнику сказал:
«Езжай на этой кобыле. Вслед за ней выйдут из озера другие лошади, - будут твоими. Только назад не оглядывайся». Промолвил это и сейчас же исчез с собакой.
Едет охотник на кобыле и слышит сзади топот, ржанье и фырканье множества лошадей. Не смог человек превозмочь любопытства - оглянулся. Тут же половина выходившего из озера табуна кинулась обратно в водную глубь. Пошли за охотником лишь те лошади, что уже выбрались на берег. Были те лошади пегой масти с серой спиной. Местная порода таких лошадей не перевелась поныне. А озеро получило название Елкысыккан - озеро, откуда вышли лошади (Конский выход). Удивительного цвета вода в нем - серого с синеватым, таинственно мерцающим отблеском. И летом и весной, и зимой в этом озере вода на одном и том же уровне: не прибывает и не убывает. Нет в нем ни рыбы, ни какой-нибудь живности.
Неподалеку от Елкысыккана находится озеро Ыгышмакуль - Плавучее. Раньше островок, на котором растет береза, медленно перемещался по озеру то ближе к одному, то ближе к другому берегу. Потому и прозвали озеро Плавучим. Теперь островок закрепился у верхнего берега: береза пустила там глубокие корни. Уровень воды в Ыгышмакуле такой же, что и в Елкысыккане. Оба озера связаны между собой подземной речкой.

Асылыкуль
Много- много лет тому назад этого озера не было. Через аул Бурангулово протекала река Асылы. Она впадала в реку Сармасан. На месте озера возвышалась гора Ташлытау (Каменная гора), и все вокруг было покрыто лесами.
Несколько сот лет тому назад над той горой летним днем взошла черная туча, началась сильная гроза, полил ливень. Он был настолько сильным, что река Асылы затопила весь аул. Гром еще долго гремел, молния блистала: земля дрожала и тряслась. Тревожно ревели звери. Люди валились с ног. Утром смотрят они - гора Ташлытау провалилась посередине и на том месте образовалось большое озеро. Река Асылы изменила русло и стала впадать в то озеро.

Калым Урала
У седого старика Уралтау был сын-батыр по имени Яик. А у старухи Иремель, говорят, была писаная красавица-дочь по имени Агиделькай. Задумал старик Урал женить сына на той красавице. Очень богатый калым за нее уплатил старик. Отдал свои леса: сосны, ели, дубы, березы. Забрала все это старуха Иремель и украсила ими берега Агидели. В уныние впал тогда Яик. Подумал, что если Агидель станет слишком красивой, то смотреть на него не будет. Подумал, подался в сторону Хазарского моря. Узнал о том старик Урал и стал жалеть, что напрасно отдал калым. Ладно будет, если родители невесты откажутся от ветреного Яика, то и по старинному башкирскому обычаю можно получить калым обратно. А если не откажутся?…
Родители невесты не отказались от него. Агидель очень любила Яика. «Я ему все прощу, - сказала она, - пусть только вернется ко мне». Упрашивала Яика, чтоб воротился назад, но Яик не внял уговорам и мольбам. Все стеснялся показаться Агидели на глаза. Сам же тосковал по Агидели и пел:
Собрать бы дикий лук я был бы рад,
Да лука на приозерье нет.
Бегом бы воротился назад,
Да обычая возвращаться нет.

И в самом деле, на берегах Яика не то чтобы сосны, ели и березы – даже дикий лук не растет. Так и остался невозвращенным калым, заплаченный за Агиделкой. С тех пор течет в Хазарское море Яик через бесплодные пески, ворошимые знойными суховеями и лютыми буранами. А на берегах Агидели с тех пор зеленеют круглый год сосны и ели, растут лохматые дубы, стройные белые березы, благоухающие с наступлением лета липы.

Легенда о реке Агидель
Имел Урал-батыр много прекрасных сыновей и дочерей.
Ведь нельзя забыть Ай, Инзер и Юрюзань, чьи истоки лежат в непосредственной близости от истоков Белой и Урала – Яика.
Старшая дочь удалась в отца – мужественная, сильная, волевая. Урал-батыр назвал ее Иделью и, когда пришла пора, вышла замуж за чужедальнего батыра Валдая.
А младшую, самую любимую дочь Агидель он оставил при себе. Доверчивая и простая игрунья и баловница, светлоглазая Агидель была его радостью и утешеньем.

***Жили в древности, в лесных дебрях старик со старухой. Не было тогда ни Урала, ни Агидели. У них родились два сына: Урал и Шульген. Старуха умерла, и старик остался с двумя младенцами на руках. Урал вырос и женился на Карянали. У них родилось три сына: старший – Идель, средний – Яик, младший – Хокмар.
Урал повелел Иделю:
«Иди, мой сын, куда велит тебе сердце, броди среди людей и не оглядывайся назад до тех пор, пока не набредешь на большую реку. Идет Идель, идет, даже на отдых не останавливается. Долго шел он так, потом повернул направо и, наконец, двинулся на север.
Шел Идель, шел. Прошли месяцы и годы, потом направился он в западную сторону. Наконец добрался до полноводной реки, в которой кишели кишмя выдры. Обернулся назад Идель и видит, что вслед за ним широкой лентой движется белая вода. И стала она вливаться в ту полноводную реку, проросшую камышами.
Так родилась река Агидель, исполненная дивной красоты.

Агидель и Караидель
Агизел менен Каризел

Встретились в горах Урала реки Агидель и Караидель. Решили утром вместе продолжить путь. Проснулась поутру Агидель, а Караидели и след простыл. Стремясь догнать ее, поскакала, пенясь, Агидель от скалы к скале, от одного горного кряжа к другому, но догнать так и не смогла. Повернула на запад и тихо пошла дальше.
И вот один берег Агидели вздыбился крутыми скалами, высокими холмами, а другой - равнинный.

Спор двух Инзеров
Ике Инйэрзен бэхэсе

Реки Малый и Большой Инзер горные, берут начало у Ямантау и соединяются вместе у поселка Инзер. Они долго спорили, кому куда течь, и решили: кто проснется раньше, тот потечет направо, а кто позже -–налево. Раньше проснулся Большой Инзер и, пока Малый Инзер еще спал, прошел большое расстояние. Поэтому его назвали Большим Инзером, хотя он не шире Малого, а только быстрее его.

Три с половиной горы
…У седого Урала имелась дочь – красавица Агидель. Не речкой была она тогда, а девушкой. Все джигиты влюблялись в нее с первого взгляда и начинали петь грустные песни. Но ни один из них не мог завоевать ее ответной любви. Больше всего на свете ценила Агидель свободу и поклялась никому не отдавать своего сердца, покуда существуют на свете горе и страдание.
Прослышал о девушке молодой Ашак, сын правителя всего края. Оседлал лучшего коня и примчался в аул, где жила Агидель. Красив был Ашак. Чернобров, черноус и сверкал белозубой улыбкой. Оружие у него было отделано серебром, а на плече сидел охотничий сокол.
И смутилась красавица Агидель, увидев статного парня. А он высокомерно улыбнулся. Ашак привык к тому, что все подчинялись его воле. Нравом он был хитер, коварен и жесток, за что народ прозвал его Ашаке, что значит гадкий, отвратительный, и в груди у него вместо сердца был камень.
Джигиты аула, где жила Агидель, бросали недобрые взгляды, но страх перед сыном правителя края останавливал их. Лишь один из парней, самый смелый, самый влюбленный, вступил с Ашаком в поединок, хотя и был безоружным. Но не поддержали друзья отчаянного джигита. Безжалостно расправился с ним молодой Ашак. Он набросил на него аркан и, красуясь на коне, протащил несчастного по уличной пыли. Видела это Агидель, в ее сердце вспыхнула ненависть к злому, заносчивому красавцу.
- Не приходи больше, - сказала она Ашаку. – Ты приносишь людям горе, я не могу быть с тобой счастливой.
- Какое нам дело до людей? – Ответил Ашак. – Я увидел тебя, будешь купаться в шелках и золоте, и дом наш будет полной чашей.
- Нет. Счастье двоих возможно только тогда, когда счастливы все люди, весь народ.
- А-ха-ха! – засмеялся Ашак. – Все равно будет так, как я захочу.
Неожиданно он перекинул Агидель через луку седла и помчался во весь опор к своему шатру.
Агидель сумела вырваться из его крепких рук, спрыгнула на землю и побежала. За спиной бешено стучали копыта коня, но Агидель увертывалась то вправо, то влево, не даваясь преследователю.
После сумасшедшей скачки конь забежал вперед. Вдруг захрипел и со стоном пал, загородив дорогу Агидели. Ашак торжествовал победу. Тогда Агидель в отчаянии закричала:
-Отец, спаси меня!
-Никто не придет тебе на помощь, - зло усмехнулся Ашак. – А вот за любимого коня ты у меня получишь.
И он хлестнул девушку камчой.
Но грозно встал вдали старик Урал. Сдвинул седые брови, закряхтел сердито. И превратилась Агидель в светлую речку.
Побежал Ашак за ней, да никак не мог удержать ее, она выскальзывала из пальцев. Тогда он упал на ее пути, надеясь собой перегородить дорогу. Обогнула его и протекла мимо прекрасная Агидель.
В сердцах Ашак сорвал с плеча сокола и бросил в вдогонку девушке, обвернувшейся речкой. Сокол раскинул крылья на пути Агидели, только и это не помогло.
-Вернись, Агидель! – закричал в тоске Ашак. Он вдруг понял, что не сможет без нее жить. Агидель, не слушаясь, бежала дальше.
Тогда Ашак вырвал из груди свое каменное сердце и бросил его под ноги Агидели. На миг остановилась Агидель, прикоснулась к сердцу, обежала его вокруг, да уже не могла остановиться. Ведь она навсегда стала речкой.
Унеслась, уплыла она к старшей сестре Каме, а та отвела ее к Матери Волге.
И стоят с тех пор на том месте, где Ашак хотел остановить Агидель, 4 шихана: Юрак-тау, что означает Сердце-гора, Куш-тау – птица-гора, шах-тау, который в старину называли Ашак-тау, и одинокий шихан, похожий на задранную морду павшего коня, но гору прозвали Тра-тау…

Караидель
В стародавние времена жил-был один батыр. Был он из тех батыров, которые много видели на своем веку, много земель проехали, во многих войнах участвовали. Когда он в последний раз вернулся с войны, царь призвал его к себе и поблагодарил за героические подвиги.
- Ты, батыр, спас Отчизну. Спасибо тебе за это. Возьми из моих сокровищ все, что пожелаешь.
- Благодарю, - отвечал тот. – Мне не нужно никаких сокровищ, достаточно двух вещей, мой царь.
- Проси, молодец, - отвечал царь. - Я готов дать тебе все, что хочешь. - Ты мне, царское твое величество, если можешь, дай свободу, - сказал батыр. – Уеду я куда-нибудь подальше и буду там жить до скончания дней своих. - Хорошо, - произнес царь. – Над этим мы подумаем. – Какая у тебя еще просьба? Вторая моя просьба – о коне. Дней, мой царь, второго скакуна из твоего золотого сарая. Будет мне друг на чужбине.
Задумался царь. Обе просьбы батыра были непростые.
- Сказанное слово, – что выпущенная стрела, мой царь, не забудь, что ты сказал.
Царь велел привести коня и объявил егета вольным человеком.
А батыру только того и надо. Вскочил на вороного коня, ударил стременами и птицей полетел в родную сторону, к Уральским хребтам. Сказывают, не было в тех краях человека, который бы не загляделся на его коня, не восхитился молча или вслух.
Объявились и такие, что не прочь посягнуть на коня батыра. Тогда он подумал: «У меня есть воля, есть вороной, чтобы сесть в седло. Почему же я должен жить среди этих людей?» И уехал он, куда глаза глядят.
Поездил по земле, а потом обосновался у подножья одной горы. Там вырыл себе глубокую пещеру, стал в ней жить.
И вот вороной заговорил человеческим голосом:
- Эй, батыр, смотри, не проворонь меня. Давай лучше отправимся в путь. Когда мы в пути, никто не может меня отнять у тебя.
- Нет, - ответил батыр. – Я тебя, мой скакун, и так никому не отдам. Укрою внутри этой горы.
И он снова стал рыть гору, спрятал в ней своего коня и завалил подземелье громадными камнями.
А люди, желавшие увидеть коня, шли и шли отовсюду. Не выдержал долгого одиночества, заржал в недрах горы вороной жеребец, и голос его разнесся далеко. Услышали его люди и пошли на тот голос. Устроив засаду, схватили они того батыра, обнаружили, где был спрятан вороной жеребец и стали пробираться в подземелье. Почуяв беду, конь насторожился. Едва был отторгнут последний камень, сорвался он с места и стрелою вылетел из своего убежища.
От мощного удара его копыт рухнула гора, и оттуда вырвался водный поток. То в одну, то в другую сторону скакал вороной конь через густые леса, а водный поток, вырвавшийся из горных недр, мчался вслед за ним, не отставая ни на шаг. Вороной скакун домчался до Агидели и исчез с глаз долой, никто его больше не видел. А водный поток стремительно влился в Агидель-реку.
Вот так возникла Кар(а)идель.

Легенда
О речке - Инзе р

Далеко в горной глуши, в каменной колыбели Южного Урала, с благословением и под дремливое баюканье обросшего мхом тысячелетнего леса родился Малый Инзер, Побежал он от одной скалы к другой по узкой между ними долине, радуясь жизни, шаловливо ворочая валуны на перекатах.
Справа от него изогнул горбатую спину хребет Нары, слева вознесся дикий и сумрачный хребет Машак, а с юга, ладонью приложив к глазам дождевую тучу, смотрит на речку вечно хмурый Ямантау.
За этой самой высокой в Башкирии горой, по ее другую сторону, с такой же звонкой песенкой бежит второй поток. Большой Инзер, рожденный на юго-восточном склоне хребта Кумардак. И текут две речки параллельно друг другу, словно возлюбленные, которых разлучил горный хребет с непреклонным каменным сердцем, препятствуя их сведению.
Реки не выносят одиночества. Вся их жизнь, стремительная и нетерпеливая, наполнена ожиданием встреч с себе подобными. Перед их настойчивостью расступаются, в конце концов, любые горы, как бы ни были они велики. Вот и наши реченьки, преодолев бесчисленные пороги и перекаты, отыскав пути через тайгу и болота, бросаются друг другу в объятия и обретают, слившись, общее имя – Инзер.
Здешние старики любят сказывать легенду о споре двух Инзеров. Якобы долго они выясняли, кому куда течь и постановили между собой: кто раньше проснется, тот потечет направо, а кто позже – налево. Раньше проснулся Большой Инзер и, пока Маленький Инзер досматривал сны, успел пробежать довольно большое расстояние. Потому ему и назвали Большим, хотя он нисколько не шире Малого, разве что подлиннее немножко. И еще сказывают, будто малый Инзер был сильно раздосадован своей промашкой, уж очень ему не хотелось называться Малым. Вбил себе в голову, что Большой Инзер слукавил, тронулся в путь еще ночью, а не с рассветом, как уговорились, и с обиды кинулся выяснять отношения. По этой причине они и встретились, иначе бы текли себе в разные стороны.

золотая капля
Жил в давние времена человек по имени Янсары. Имел он двух сыновей. Был один трудолюбивый и старательный, второй – ленивый и глупый. Он много ел и спал, а о работе и не думал. Перед смертью старик позвал сыновей и сказал: «Самое главное богатство в мире – трудолюбие. Когда будет вам тяжело, капли трудолюбивого пота будут превращаться в золото. Немного прошло времени, как промотал второй сын все, что у него было. Решили они последовать совету отца. Второй сын сел у огня, одел сразу несколько шуб и стал пить горячий чай. Но добытые им капли в золото так и не превратились. Подумал он, что отец его от старости что-то перепутал, и не то сказал детям. Но трудолюбивый сын решил сделать все по-своему. Вышел он в степь и принялся за дело. Ручьями с него пот течет. Вот, наконец, закончил он работу. Но тут вспомнил, что забыл собрать «золотые капли», ушли они в землю им вспаханную. Обернулся батыр – видит реку, по берегам которой водится много зверей, а сама она полна рыбы. Превратился его трудолюбивый пот в «золото»». А назвали люди реку Урал, потому как протекала она по Уральским горам. А трудолюбивый сын стал самым богатым человеком, потому что его богатство никогда не иссякало.

Река Бурелэ
Один башкирский глава рода перед смертью поставил караул у ворот и приказал: «Какое бы живое существо не подошло первым к воротам, убейте его и похороните на этом месте».
Недолго стоял караульный у ворот – вышел внук родоначальника. Караульный пожалел его, не тронул. Когда ребенок ушел выбежала собака. Стражник убил ее, похоронил у ворот и сообщил об этом родоначальнику. Тот, собрав последние силы, промолвил: «Если бы ты убил ребенка и похоронил его здесь, после меня что-нибудь бы осталось. Сейчас у ворот лежит собака, и потому после моей смерти вам придется откочевать. Когда будете рыть мне могилу, из нее выйдет волк, идите след за ним. В том месте, где он исчезнет, там и жить оставайтесь». С этими словами родоначальник скончался.
И вправду, когда ему рыли могилу, из нее вышел волк, и люди пошли за ним. У истока одной безымянной реки волк исчез. Здесь и обосновались башкиры. А реку стали называть Бурелэ, что означает Волчья.

Цивилизованный Инзер
Далеко в горной глуши, в каменной колыбели Южного Урала, с благословения и под дремливое баюканье обросшего мхом тысячелистника (леса) родился Малый Инзер. Справа от него изогнул горбатую спину хребет Нары, слева хребет Ташак, а с юга смотрит на речку вечно хмурый Ямантау.
За этой самой высокой в Башкирии горой, по ее другую сторону, со звонкой песенкой бежит 2-ой поток – Большой Инзер, рожденной на юго-восточном склоне хребта Кумардак. И текут 2 речки параллельно друг другу, словно возлюбленные, которых разлучили горный хребет непреклонным каменным сердцем, препят-ствующий их свиданию.
Реки не выносят одиночества. Вся их жизнь, стремительная и нетерпеливая, наполнена ожиданием встреч с себе подобными. Перед их настойчивостью расступаются, в конце концов, любые горы, как бы то ни было они велики. Вот и реченьки бросаются в объятия друг другу и обретают, слившись, общее имя – Инзер.
Здешние старики любят сказывать легенду о споре двух Инзеров. Якобы долго они выясняли, кому куда течь и постановили между собой: кто раньше проснется, тот потечет направо, а кто позже – налево. Раньше проснулся Большой Инзер и пока Малый Инзер досматривал сны, успел пробежать довольно большое расстояние и поэтому его назвали Большим, хотя он нисколько не шире Малого, разве что подлиннее немного. И еще сказывают, будто бы Малый Инзер был сильно раздосадован своей промашкой, уже очень ему не хотелось называться Малым. Вбил себе в голову, что Большой Инзер слукавил ему, тронулся в путь еще ночью, а не с рассветом, как уговорились, и с обиды кинулся выяснять отношения. По этой причине они и встретились, иначе бы текли себе в разные стороны.
Инзер – одна из красивейших рек Южного Урала. Лишь самые отчаянные любители отдавали предпочтенье именно ей, оттесняя на 2-ой план верховья Белой, Зилии, Юрюзань и Ай.

Журавлиная песнь
В древности среди зауральских башкир жил один могучий батыр. Был у него конь сивый тулпар, который мог стремглав перенести хозяина, куда тот пожелает. Не было равного тому батыру по силе, храбрости и уму. Если на его родной край нападали враги, он беспощадно уничтожал их, защищая сородичей. К тому же, батыр был прославленным кураистом и певцом. Когда он, взобравшись на Ирендек, играл на курае, звуки его хорошо были слышны в окрестных аулах.
Батыр женился, но только спустя много лет жена родила ему сына, такого крепкого, словно налитого свинцом. Дитя росло не по дням, а по часам. «Храбрее отца будет», - говорили о нем люди с восхищением. И в самом деле, став юношей, он во всем превзошел отца. Прославился егет, как и отец, игрой на курае.
Сосватал ему отец невесту. Отдал ему сивого жеребца и егет отправился в дом тестя. Приехав, оставил жеребца своего на лугу. Утром, когда пришел за ним, услышал прекрасную мелодию. Устремился он в ту сторону, откуда доносились звуки. Притаившись стал наблюдать. На поляне кружилась в хороводе стая маленьких серых журавлей. В центре круга стояла журавушка. Стоило ей, взмахнув крыльями, начать мелодичное курлыканье, как маленькие журавли тут же присоединялись к ней. С упоением слушал егет звенящую мелодию журавлей. Боясь, как бы не забыть песню птиц, вскочил на коня и стрелой помчался в дом. Взял он свой курай и заиграл песнь.
- Откуда тебе ведома та удивительная мелодия? – спросил егета аксакал. Егет поведал о случившемся. Взволновался народ. Как бы беда не нагрянула. А старец промолвил:
- Это ведь песнь журавлей. Там, где они играют, суждено быть большому сражению, в котором много людей погибает, - говорили в старину наши деды.
Услышав это, батыр отправился к отцу. «Да, сынок, там, где играют журавли, будет побоище. Свое боевое снаряжение тебе вручаю», - сказал отец. «Будь храбрым не запятнай честь рода. А сейчас собери войско». И егет собрал войско, готовое к битве. Прошло немного времени и на землю напали чужеземцы. Егет поднял своих стрелков и пошли бить врагов. Когда же бой стих, несколько дней праздновали победу. А напев, услышанный им от журавлей, с тех пор стал называться Журавлиной песнью. Озеро, у которого было побоище, называют Яугуль. Оно находится в Баймакском районе, в 10-15 км к югу от Сибая.

Мауазлыкуль – Драконово озеро
Актыкуль раньше называли Драконовым озером. Вокруг него рос дремучий лес. Говорят, у озера был грозный хорянм, дух – Ялмауыз (дракон). Он его действий озеро бурлило, словно его вертели. Звери, птицы боялись подходить к озеру. Ялмауыз, когда был зол, проглатывал всякую живность, приходящую на водопой. Говорят, затягивал даже птиц, парящих над озером. Русские называют Мауызлыкуль банным озером. Раньше, во время какого-то боя здесь останавливались русские войска. Будто бы они построили баню и искупались в ней. Отсюда второе название.
Теперь у озера новое название – Яктыкуль – светлое озеро. Вода в нем действительно очень чистая и прозрачная, дно просвечивает насквозь. Днем оно светлое-светлое.

Канлыкуль – кровавое озеро
В местечке Каракуль (черное озеро) жила девушка –ханша, а в местечке Акташ – хан. Они враждовали между собой. И война между ними была столь жесткой, что кровь потоком стекала в озеро. 3 дня и 3 ночи ревело оно в своем отвращении к стекающей в него крови, а затем не выдержало, - взлетело в него со всеми своими рыбами и опустилось в озеро Аккуль (Бело озеро). На месте того озера остался только ил.
Никто бы не знал, куда делось само озеро, да увидели рыбу на песчаном берегу, да увидели лягушку, изнывающую рядом с ней. По ним и нашли дорогу к Аккулю. То место, откуда вылетело озеро, стали называть Канлыкуль. Берег, что находится между Старым и Новым Ирмыкшем, как раз и остался от того улетевшего озера.

Эялекуль
В давние времена, примерно в 3-х км западнее от аула Максютово было, говорят, озеро. Хозяин этого озера водяной в облике девушки-красавицы каждое утро купался там. Напрасно пытались егеты подкрасться к ней. Красавица оказывалась неуловимой. И вот один из егетов предложил товарищам: «Подбросим-ка водяному сапог и поглядим, что он будет делать». Сказано сделано. Вышел водяной из озера рано утром, увидел на берегу сапог. Схватил и не долго думая, стал натягивать его на ногу. Он пыхтит, старается, да вот беда: сунет в сапог одну ногу – другая босая остается; сунет другую – первая опять босая. Долго так возился, пока не додумался обе ноги в сапог сунуть. Хотел встать – не тут-то было: не может шагу ступить – все падает и падает. Тогда аулчане гурьбой накинулись на водяного – поймали его. А он так взвизгнул, что люди в разные стороны шарахнулись. Говорят, с тех пор водяной сбежал с озера, и вода в нем вскоре высохла. Не стало хозяина, и не стало озера.

легенда об АСЫЛЫКУЛЕ
В давние времени посреди ковыльной башкирской степи стояла большая величественная гора. Называлась она Асылтау, то есть Прекрасная гора, очень и очень красивая. В голой степи нет ни деревца, а на ней густые леса росли, много водилось разного зверья и птицы. Внизу, у подножья, аулы ютились.
Жители аулов пасли лошадей, в лесу добывали мед диких пчел, охотились на зайцев, лис, тетеревов, а иногда и на куниц. Все куницы были черными, но иногда им на глаза попадалась белая куница. Она была хранительницей гор – говорили аксакалы. Никто не трогал ее. Убьют – не миновать беды. Слова аксакалов – закон. Слух о необыкновенной белой кунице дошел до ушей могущественного хана. Загорелся он желанием изловить ее и сшить себе шапку. Ни у кого на свете нет шапки из белой куницы, а у него будет – это ли не подтверждение его могущества!!
Прибыл хан с многочисленной свитой на гору Асылтау. Аксакалы пытались образумить его, но хан сказал: «Я тут единственный хозяин, что хочу, то и делаю!» Начал хан охоту на куницу. Но, однако, не успел он глазом моргнуть, как белая куница, выскочив из леса, юркнула в нору на макушке горы. Приказал хан носить воду и лить в нору. Думал: некуда будет деваться кунице, обратно выскочит, если окажется заполненным логово. Сорок дней и сорок ночей прошло. Вычерпали до дна чужедальнее море, да все без толку. Люди проклинали хана. Но куница не вышла, навсегда исчезла. Без хозяйки осталась г.Асылтау. На следующий день окутала гору мрачная туча, разразилась великая гроза. От раскаленных молний камни лопались, земля тряслась и стонала. Ночью гора обрушилась вместе с ханом и его свитою. Утром выглянули люди из окон – на месте горы громадное озеро простирается. В память об Асылтау люди назвали озеро Асылыкуль.

Калым Урала
У седого старика Урантау был сын-батыр по Имени Яик. А у старухи Иремели, говорят, была писаная красавица-дочь по имени Агиделькай. Задумал старик Урал женить сына на той красавице. Очень богатый калым за нее уплатил. Отдал свои леса: сосны, ели, дубы, березы. Забрала все это старуха Иремель и украсила ими берега Агидели.
В уныние впал тогда Яик. Подумал, что если Агидель станет слишком красивой, то смотреть на него не станет. Подумал и подался в сторону Хазарского моря.
Узнал о том старик Урал и стал жалеть, что напрасно отдал калым. Ладно будет, если родители невесты откажутся от ветреного Яика, тогда по старинному башкирскому обычаю можно получить калым обратно. А если не откажутся?..
Родители невесты не отказались от него. Агидель очень любила Яика. "Я все ему прощу, - сказала она, - пусть только вернется ко мне". Упрашивала Яика, чтобы воротился назад, но Яик не внял уговорам и мольбам. Все стеснялся показаться Агидели на глаза. Сам же тосковал по Агидели и пел:
Даже лук орошать бы рад - Нету лука - куда мне деваться? Я бегом возвратился б назад, Да обычая нет возвращаться.
И в самом деле, на берегах Яика не то чтобы сосны, ели и березы- даже дикий лук не растет.
Так и остался невозвращенным калым, заплаченный за Агиделькай. С тех пор течет в Хазарское море Яик через бесплодные пески, ворошимые знойными суховеями и лютыми буранами. А на берегах Агидели с тех пор зелен

Категория: Мои статьи | Добавил: malgini2 (2006-12-17)
Просмотров: 23101

Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [8]
Семинар учителей [99]
Семинар учителей ДОГ 2007-2008
Приылаемые ответы 2007-2008 [58]
Присылаемые ответы ДОГ 2007-2008
Присылаемые ответы 2010 [109]
Форма входа
Поиск по каталогу
Друзья сайта
Наш опрос
Были ли вы участником ДОГ РБ 2006?
Всего ответов: 457
Статистика
Malgini Design Studio © 2006 Хостинг от uCoz